№3/2024

Ёлочный домовой.

Меня зовут Юла, верней Юлий, но так как мне трудно усидеть на месте, то чаще ко мне обращаются именно так (прозвища прилипают быстро и остаются навсегда, как говорит мой дедушка). Мне 10 лет, я живу в маленьком городке Краснодарского края, учусь в четвертом      В школе нам задали написать сочинение о самых ярких моментах празднования этого Нового года. Я долго думал, о чем рассказать. Наверняка мои одноклассники опишут путешествие на склоны снежных кавказских гор, катание на лыжах, а может главную ёлку края и  весёлый карнавал.. У кого на что фантазии хватит. Да уж, ничем подобным я похвастаться не могу, да и придумывать путешествия как-то нечестно… Я решил написать правду.

На эти праздники мы с семьёй, то есть мама, папа, мой старший брат Волька, тётя Наташа и её новый муж (ещё не запомнил его имени) отправились в Краснодар. Там мы остановились в небольшом домике моей двоюродной (или троюродной) бабушки. Домик стоял почти в центре Краснодара, хотя в переулке, где он располагался было тихо, совсем не слышно шума большого города. Да и вокруг были такие же миниатюрные строения, некоторые покосившиеся, но гордо возвышавшиеся над недавно уложенным асфальтом.
В доме было уютно, как-то тепло, по-домашнему. На окнах ручной работы занавеси, на шкафчиках и столах вязанные крючком накрахмаленные белоснежные салфетки. Хозяйка, баба Маруся или Мария Сергеевна, как называл её мой отец, тоже очень приятная старушка, верней пожилая женщина. Несмотря на практически полностью седые волосы, выглядела она очень бодро и свежо, а в голубых глазах играл эдакий озорной огонёк, как у мальчишки, затевающего игру.
Меня, сразу после положенных при встрече объятий и восклицаний по поводу моего взросления ни по дням, а по часам, проводили в маленькую спаленку, так как, по мнению взрослых, я “устал с дороги, валюсь с ног и мечтаю выспаться”. Почему они все за нас решают?!. Спать мне хотелось как раз меньше всего. Сначала я исследовал моё новое пристанище – ничего интересного, обычные вещи, толстые книги на полках, пара фотографий в рамках на стене… Скукота! Не сидеть же здесь до вечера.. Я приоткрыл дверь в длинную проходную комнату, откуда меня привели, и чуть не столкнётся с тётей Наташей. Она жестом указала мне вернуться назад. Как некстати! В противоположной стене тоже была дверь. Я попытался открыть её и, конечно, кто бы сомневался, она оказалась закрыта. Я был близок к отчаянию. Ну не сидеть же мне взаперти накануне Нового года!
И тут меня осенила догадка: “Если есть дверь, а в ней замок, то должен быть ключ от замка! И если дверь здесь, то логично и ключ держать поблизости. Я с воодушевлением принялся за поиски. И, о чудо, ключ нашёлся на верхней полке книжного шкафа. Я ликовал, вот она – свобода!
Я повернул ключ в замке и толкнул дверь… Она растворилась почти без звука и выпустила в полузатененную спальню яркую полосу дневного света. Я зажмурил глаза…Прошло несколько секунд, прежде чем я смог о смотреться.. В комнате с паркетный полом и тремя большими окнами было пусто. Из мебели здесь было небольшое кресло с деревянными подлокотниками и журнальный столик с подсвечником. Напротив столика и кресла у правой стены, ближе к центру комнаты стояла высокая до потолка, пушистая напряжённая елка. Я уже видел елку в зале, где сейчас беседовали о жизни мои родственники. Странно, что здесь ещё одна, ещё и в пустой комнате.
Других дверей в комнате не было, так что пришлось довольствоваться исследованием елочного наряда. Кроме традиционных шаров с повторяющиеся рисунком, скорей всего из набора, здесь были фигурки животных, снежинки, снеговик и… Моё внимание привлёк стеклянный зеркальный домик с прозрачными окнами, совсем как настоящими. На крыше домика россыпью переливались разноцветные снежинки, а внутри что-то поблескивало. Я потянул игрушку к себе и… по паркету брызгами разлетелись осколки необычного украшения.
Я замер, неприятно так глупо попасться. Надеюсь звук был не таким уж громким, и его не услышали. Но что делать с осколками? Пока я пытался собраться с мыслями, где-то между зелеными ветками что-то шмыгнуло, вернее, как бы это описать… чихнуло! Я чуть не плюхнулся на пол, так подкосились ноги от страха. “Спокойно! – сказал я себе – это тебя совесть мучает, вот и мерещится невесть что!”.  Боясь пошевелиться, одними глазами внимательно осмотрел елку, пол с осколками, все углы. Никого… Тишина.. Только за окном постукивают в стекло редкие порывы ветра. Я перевёл дух, осторожно изменил позу и  прислушался. “Точно, показа…” – не успел я закончить мысль… “Пчхи!”-  раздалось из ветвей чётко и громко, как-то даже демонстративно! Сомнений не оставалось, здесь кто-то есть и это не человек! Я выбежал из комнаты, запер дверь ключом и закопался в одеяло в кровати, укрывшись с головой. Какой-то животный страх овладел мной. Я весь превратился в слух, по спине пробежал холодок…
Не знаю сколько времени я находился в этом состоянии, из оцепенения меня вывел звук, открывшейся двери. Мама пришла разбудить меня. Конечно, я поспешил одеться и присоединиться к взрослым, занимавшимся праздничными приготовлениями. Я помогал делать украшения из салфеток для праздничного стола, резать салаты, раскладывать фрукты и конфеты. В этой суете, мое недавнее происшествие стало казаться сном. Я понемногу успокоился и уговорил себя, что у меня просто нервы не в порядке из-за усталости. Вечером вся семья собралась за праздничным столом, звучали поздравления, шутки и смех. В перерывах застолья мы выходили на улицу, чтоб зажечь бенгальские огни и запустить фейерверк. Но праздник для меня закончился раньше остальных, т. к. взрослые отправились продолжать веселье в ресторан, куда меня не взяли, мне полагалось выспаться, чтоб утром найти под ёлкой подарок.
Итак к десяти вечера в доме остались только мы с бабушкой Марусей. Она предложила мне чай перед сном. В доме было тихо, только старинные часы с гирьками на цепочке важно тикали в гостиной. Мне стало не по себе, от мысли, что придётся спать рядом с той комнатой.
– Бабуля, а что за комната у тебя за моей спальней, кто там живёт?
Баба Маруся, взглянула на меня поверх очков с нескрываемым любопытством.
– Ты видел комнату?
Я замялся.
– Ну да, не спалось, а там ключ… Я думал попить.
– Ты открыл дверь? Ты был в комнате?
– Ну, да. Я заглянул, а там домик и он… разбился…- выдохнул я.
– Разбился?! – переполошилась бабуля – И что ты сделал?
– Убежал,- честно признался я, и мне сразу стало как-то легко, как будто груз с плеч свалился. – Там кто-то чихал!
Бабуля почему-то не удивилась моим словам, она смотрела на меня с интересом и как-то загадочно улыбалась.
– Ну, значит познакомились!
Настала очередь для моего удивления, а бабуля поднялась со своего стула и направилась к спальне.
– Пойдём.
Я послушно последовал за ней в спальню, потом в странную комнату. Перед тем, как отпереть дверь, Мария Сергеевна зажгла свечи на большом тройном подсвечнике, т. к. в этой комнате не было электричества. Свет полной луны проникал через окна и рисовал на полу голубоватые дорожки. Елка вырисовывалась тёмным контуром, по краю которого поблескивали разноцветные искорки новогодних игрушек. Бабуля поставила свечи на столик заполнив комнату приятным мягким желтоватым светом. Никаких осколков на полу не было! Я оглядел все углы. Нет, никаких следов моего сегодняшнего “преступления” не осталось. Правда и домика на ёлке тоже не было. Мария Сергеевна перехватила мой недоумевающий взгляд.
–  Не переживай, чистота и порядок – превыше всего!
–  А кто убрал осколки? – робко спросил я, – ведь комната была закрыта.
Бабуля выдвинула из под стола маленькую табуреточку и предложила мне сесть, а сама расположилась в кресле.
– Сегодня волшебная ночь, поэтому я думаю, ты не слишком удивишься, если я тебе скажу, что сегодня днём ты разбил домик моего давнего друга, маленького домовенка или, может правильней его сейчас называть, хранителя ёлочных игрушек.
Я уставился на пожилую женщину, открыв рот. Мысли роились в моей голове: “Бабуля больна, а меня с ней оставили один на один”. “А вот кто чихал? “Домовой –  это дух справедливый, наказывающий нерадивых хозяев и защищающий усердных жильцов”. “Мне всю ночь тут находиться? Нет, надо бежать! Какой дух игрушек?!”
А бабуля все это время наблюдала за мной со своей детско-озорной улыбкой, так не подходящей к её седым волосам.
– Не пугайся, послушай, я тебе все расскажу. Ты видно ему понравился, раз он с тобой поиграть решил.
– Когда мне было столько лет, сколько тебе сейчас, или может чуть меньше, я потеряла своих родителей в автомобильной аварии. Я выжила случайно, вылетила из машины во время удара. Долго лечила переломы, была на домашнем обучении. Дедушка, с которым я осталась жить, работал сутками, чтоб нас прокормить. Я часто бывала в доме одна со своей тоской по родителям и слезами. Мы жили тогда в станице, в маленьком домике с двумя комнатами. Но я любила уходить в маленькую деревянную пристройку – сарайчик. Как то тепло мне там было, уютно, как в гнездышке. Там у меня был небольшой столик для рисования и игр. Его  дедушка поставил, когда заметил, что я большую часть времени провожу там и что успокаиваюсь, когда рисую. Однажды так мне  тоскливо стало, что и жизнь не мила показалась, даже рисование не помогало, все не так и не то. Разнервничалась я, раскидала карандаши, листы бумаги и ушла куда глаза глядят.
Не помню где я ходила, только нашли меня на следующий день только. Дедушка плакал и мне так стыдно было… Но дело не в этом. Зашла я в свой сарайчик, а там все чисто, прибрано, карандаши на местах. Странно, кто это мог сделать? Дедушке не до того было, да и он на мою территорию и не вторгался. Переложила я карандаши, на столе оставила в беспорядке. А на следующее утро опять все, как на полке универмага, карандаши по цветам разложены в коробке лежат.
Стала я расспрашивать дедушку, соседку тётю Дашу, учителей, что ко мне приходили о таких историях, когда в отсутствии хозяев дома кто-то прибирается. Набрала я информации разной, но все сходилось на том, что это домовой. Стала в книгах искать способы, как его увидеть и подружиться. И конфеты ему оставляла, и блюде с молоком ставила… Никто не показывался. У меня вошло в привычку говорить с моим необычным помощником. Я ему и о бедах и о радостях рассказывала, и рисунки показывала, а он мне даже подсказывал, каким цветом нарисовать, карандаши подкладывал.
Время шло. Я поправилась и собрались мы в Краснодар перебираться. А как от друга уехать! Стала я его уговаривать со мной остаться. А было это под Новый год. Вот и снится мне сон. Вижу я себя на пастели, а рядом зверёк сидит, маленький, пушистый и взъерошенный какой-то, носик такой вытянутый, глазки как бусины, чем – то белку напоминает но хвост не такой пушистый. И говорит он мне: “Мне без дома нельзя! Если хочешь, чтоб с тобой остался напиши моё имя молоком на пороге любого домика. Я там поселюсь.” Потом спрыгнул с кровати, обернулся и имя свое назвал. Проснулась я, имя про себя твержу, чтоб не забыть,  и домик ищу, такой, чтоб с собой в город забрать можно было. И нашла, на ёлке! Нам к празднику набор ёлочных игрушек из трех домиков стеклянных подарили.” Вот, теперь понятно, что ты разбил?
– Простите, я не знал. Я сделаю другой, или куплю…- начал было я, но бабуля меня остановила.
– Ничего, я тот набор до сих пор храню. Сейчас сделаем новый, посиди, я принесу.
Она вышла, а я стал озираться по сторонам, где этот домовой – елочный прячется? Мария Сергеевна вернулась через десять минут с таким же зеркальный домиком.
– А имя вы написали? Как их зовут? Ну, я имею ввиду его?
– Да, написала. Но имя называть нельзя, это тайна и её только сам дух открыть может. Тот кто знает имя имеет власть над этим существом, это очень серьёзно! Нельзя, чтоб кто-то навредить захотел.
Баба Маруся повесила домик на ёлку и внутри сразу что-то засветилась приветливые огоньком, наверное, домовой осматривал свои владения.
– Бабуля, а говорят, что домовые в каждом доме живут, а почему тогда ваш в игрушке? Вон  сколько у вас места.
– Знаешь поговорку: “Где родился, там и сгодился”. У этого дома свой защитник есть и негоже на чужую территорию зариться. Они поначалу тоже отношения выясняли, местный нахулиганит, разбросает вещи, кран откроет с водой, а мой дружок все поправит. Года два ругались, а потом, видно, договорились. Теперь вот эта комната – владение моего дружка. Я ёлку и летом не убираю, приду, свечку зажгу, вяжу и о жизни своей рассказываю. А он иногда игрушками позвонит, а бывает и на стол какую-нибудь положит, подсказка, значит, как поступить. А пару раз и разбивал игрушки, если что-то не так делаю. Он обо мне заботится, и хорошо мне, спокойно с ним. А ты не бойся его, раз он проявил себя, может и с тобой когда-нибудь заговорит. Люди живут мало, я уже старею, а домовые живут веками, ты его, если что к себе забери.
Так мы и встретили Новый год в пустой комнате со свечами и украшенный ёлкой, на ветке которой наблюдал за нами из своего маленького домика елочный домовой.
Вот и весь рассказ. Перечитал ещё раз. Нет, нельзя такое сочинение сдавать, не поймут. Ладно, напишу про горы, лыжи и карнавал, как все.

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Генерация пароля